Поиски себя: конкурсная статья или как я нашла себя в жизни

Доброго здоровья дорогие мои друзья! Следующую историю которую хочу вам рассказать, произошла в реальной жизни. Из нее можно воспринять опыт другого человека, а возможно поразмышлять на такие вопросы: как найти себя в жизни и как понять чем заняться.

А Вы когда-нибудь задумывались, и спрашивали себя: «а счастлив ли я по-настоящему? Правильно ли я живу? Для чего я вообще живу на этом свете?». Этот список вопросов, которые мы можем задать себе – можно и дальше продолжить. Чтобы человек был счастлив, он должен жить в согласии со своим внутренним миром! Это один из законов человеческого бытия.

Небольшое вступление

Как найти свое предназначение я уже писала ранее, зайдите по ссылке и почитайте, где я все подробно описала. Человек при желании может все что угодно добиться – разбогатеть, сделать карьеру, построить дом, заиметь семью, родить детей. Вроде все есть, но нет у него душевного покоя, человеку кажется, что чего-то постоянно не хватает. А знаете, почему так бывает? Это довольно просто.

Человек действует только с внешним разумом, забывая о том, что ему предназначено природой – не реализовав свои таланты и предрасположенности. Те ступени ниже, на которых человек удовлетворяет более низкие свои потребности, не принесут ему полного удовлетворения и радости.

Потребность в счастье есть в каждом из нас, и она не сможет быть пустым пространством или промежутком. Потребность – она слишком большая, не будучи не реализованной, не позволит нам жить спокойно в гармонии с самим собой и радости, о которой мы все так мечтаем.

Мы в этот мир пришли для того чтобы реализовать свою личностную природу, и не сможем идти против нее, думая и размышляя, что будем заниматься тем что более целесообразно для нас и нашей семьи, придумывая различные доводы и аргументы для этого «потому что», «для того чтобы» и т.д. Какие бы мы не придумали причины, оправдаться не получится, потому что мы не можем идти против создателя Бога и Вселенной! Давшим нам при рождении некую внутреннюю природу, которая выражается в предрасположенности к конкретной деятельности.

Есть «желания» и потребности, которые действуют по природной личности, а есть «прихоти» — которые продуцируются умом. Мы иногда их путаем между собой, хотя нужно научиться отличать друг от друга. А для этого нужен опыт!

Человек, живущий в мире невежества, грубости, зла, не может понять истинную свою природу. Так как и в его внутреннем мире будут сильны низшие качества – зло, жадность, зависть, гордость, они будут обманывать человека, и он будет стремиться реализовать прихоти.

Это был не большой эпизод, чтобы понять — что есть смысл и предназначение человека. Вам сегодня для примера, расскажу — какой я прошла «путь познания» саму себя. А побудило написать меня об этом конкурс у Яны на блоге.

Мой путь

Когда мне было 11 лет, нас с братьями (им в то время было 7 и 3 года) родители решили свозить в церковь и покрестить. Сразу скажу, родители до этого времени не были верующими. А мама у меня такая общительная, как то и узнала про православие от других бабушек. Так постепенно, нас крестили, мама потом с отцом даже повенчались. Я очень полюбила церковь.

До сих пор вспоминаю те чувства и ощущения, которые меня одолевали в том возрасте. Это была такая чистота в душе, любовь, стремление, интерес познать новое, узнать всю историю наших предков. Сейчас такого света в душе – уже нет. В то время я очень любила рисовать. Вы не поверите, я рисовала портреты, иконы, как будто копировала. А мне было-то всего 11-13 лет, когда я особенно увлекалась этим делом.

С тех пор я чаще ездила в соседнюю деревню в церковь, пела на клиросе с певчими. И стала уже мечтать – уйти в монастырь. Об этом конечно поделилась со священником – моим духовным отцом, с которым я делилась всеми своими тайнами. Так продолжалось несколько лет. Родители даже и не подозревали о моем желании и решении.

Зимой было трудно добираться до церкви, так как она была в другой деревне, в 15 км от нашей, тогда мы стали переписываться письмами со священником. Он меня всячески поддерживал, учил претерпевать, не обижаться на родителей, слушаться их во всем. А в монастырь он меня подбадривал свозить, когда закончу школу – 9 классов хотя бы. Но прошло время, священника этого перевели служить в другую церковь, другой город – в Барнаул.

Так и разошлись наши пути. С тех пор мы даже и не виделись. После школы, я долго упрашивала маму свозить меня в монастырь, родители всячески отказывались. Далее я закончила благополучно 10-й и 11-й класс. Потом решила поступить в политехнический колледж на модельера. К сожалению, на эту специальность по итогам не добрала баллов, но зачислили на химика – технолога.

К моему удивлению, мне эта учеба давалась отлично. Хотя в школе химию я недолюбливала. Но в колледже было все по-другому, и сама я шла на передовиках, была организатором  в группе. Так прошел год, совместно с учебой, я продолжала посещать церковь в городе, там было проще с этим, пела в хоре. Но в моей душе не покидало то чувство, съездить в монастырь. И знаете, я решилась все-таки. Узнала у священников ближайший адрес монастыря, и уехала. Даже, никого не предупредив об этом.

Приехала я в Барнаул – «Знаменский женский монастырь». Правда раньше он был не такой как сейчас на фото, через год как я там побывала, был сильный пожар, погибло много монахинь, потом его восстановили. В основном там жили пожилые бабушки. Прожила я там с неделю, а потом настоятельница отправила меня и случайно прибывшую к ним еще одну девушку, в другой монастырь, сказав: «там молодые – Вам лучше там будет».

Вот мы вдвоем с этой девушкой, приехали в Ребриху. От Барнаула- 2,5 ч езды на автобусе. Там был маленький скит. «Скитом» называют потому, что там может проживать до 12 человек. Так вот, в скиту этом жили – матушка настоятельница Наталия, и 2 сестры 11 и 18 лет (Илария и Зинаида). Они были все такие полные из себя, что для нас это показалось дико, что они все одинаковые и похожие, как одна семья. Эти девочки были уже пострижены в монахини.

И кстати они не сироты, как можно подумать, у них есть родители также, еще есть сестра. В монастырь ушли по своей воле и призванию. Мне этот скит очень понравился, там было все так просто и по-домашнему. Скит сам располагался у леса, на окраине деревни, за огородом протекала речка. Я, почему то всегда в мыслях и представляла, такое место жительства.

Приехав туда, с каждой из нас 2-их, была произведена беседа один на один с матушкой настоятельницей. Мы должны были все рассказать о своей жизни, о своих мыслях, о тайнах, о плохих делах. Потом после такой исповеди, матушка должна была с нами определиться – отправить нас домой, или благословить жить у них.

И меня она оставила, а ту девушку (она была даже старше меня, а мне было в то время — 17 лет) отправила домой. Конечно, матушка сделала мне замечание, почему я не предупредила родителей, ведь наверняка беспокоятся. Мы позвонили им, и предупредили, что все у меня в порядке.

Проходит месяц, я уже там так привыкла, мне приходит письмо от родителей – оно было довольно неприятное и с угрозами: что если я не вернусь, они через милицию вызволят меня оттуда, и пока мне не 18 лет, я ничего сама не могу решать. Проходит еще один месяц, было лето, июль, и тут приезжают родители.

Какой же они скандал закатили, матушка так выступала в мою защиту, но ничего это не помогло. Они меня забрали оттуда. Приехав домой, родители сказали поступать в педагогический колледж, находился он в соседней деревне от родного дома (так я хоть буду под постоянным присмотром). Я не хотела, но деваться некуда было.

Снова прошел год, училась я нормально, сдала экзамены, нам дали 2 месяца каникул. И вот буквально за месяц до учебы, мы серьезно поссорились с отцом, он буквально съедал меня за те деньги – 800р (спонсорская помощь техникуму), я не вытерпела, снова уехала в тот монастырь.

На этот раз я прожила там полгода. Это наверно было самое чудное, спокойное для меня время в моей жизни – там я научилась вышивать из бисера иконы и делали, красили, стеклили все собственными руками. Как я там жила, что пережили, описывать все не буду. Если Вам это будет интересно, могу потом как-нибудь еще написать отдельную статью. Это зависит от Ваших пожеланий.

Почему я там не осталась, до сих пор наверно жалею. Скорее всего, было наверно послано свыше испытание мне – переживу ли я этот момент, как отреагирую. Матушка как-то сказала мне: «почему ты такая постоянно хмурая и недовольная, может быть — по дому соскучилась, по родным?». Конечно, где то в глубине души наверно и скучала по маме, но покидать «навсегда» монастырь, я не хотела.

Но матушка потом сказала: «поезжай домой, тебе мир ближе, тебе нужно хозяйство, коровы, курочки, хочется детей». Я была так расстроена, но раз матушка так сказала, значить это правда, так и должно быть». В то время я так и думала. Но впоследствии, я поняла, это была проверка, с ее стороны, выдержу ли я это искушение или нет. Я не прошла такое испытание. С тех пор и началась моя взрослая неспокойная жизнь.

Я приехала домой, родители отреагировали спокойно, так как сказали, знали – что я все равно вернусь. Далее я решила все-таки закончить колледж, на очную основу по той специальности, на которую я поступила и год отучилась (технолог швейного производства) – уже не приняли. Но перевели на заочное отделение по специальности учителя труда. Я стала учиться на заочном отделении, и подрабатывала — в церкви на клиросе.

Жила я в городе у одной женщины, помогая ей ухаживать за лежачей матерью, и управляться по хозяйству. Эта женщина тоже посвятила свою жизнь церкви, работала там — в швейной мастерской, молоко от хозяйства поставляла в церковь. Так прошел еще один год, в колледже я так и продолжала учиться. Но уже за собственные заработанные деньги.

Как то случайно я узнала, что в одной деревни в школе по моей специальности требуется учитель труда. Я съездила туда, и решилась на переезд. Директор предложил даже квартиру однокомнатную, 2 ставки в школе (преподавателя труда и организатора). Все вроде начиналось благополучно. Прошел сентябрь, надвигалась очередная — сессия. И уже там, когда проходили занятия, я узнала – что школа сгорела, а подожгли случайно какие-то подростки – школьники. Для меня это была такая трагедия, «что мне дальше делать?» — были первые мысли.

Когда приехала в то село, директор посоветовала устроиться на работу в соседней деревне — Соколово (в 5км) в школу. Соколово я хорошо знала, так как летом я работала воспитателем в лагере.

Меня там в школе приняли лаборантом по химии. Жила я вместе с детьми в интернате. Так прошел еще один год. Наконец я закончила обучение в педагогическом колледже, в июне была защита — диплома.

Как раз в то время снова шли большие изменения, интернат закрыли. Детей из соседних деревень стали возить на автобусе. Мне пришлось снова вернуться в родную деревню. Жить с родителями, я почему-то не могла и не хотела. Поэтому к моим «заработанным» деньгам мама добавила еще 10 тыс, и купили в соседней деревне простой домик. Где я до сих пор проживаю.

Что было далее, можно узнать из следующей статьи. И за все эти 10 – 11 лет случилось много чего. Потом в 2007 году я все же решилась еще на один серьезный шаг, уехать из деревни, чтобы разорвать все эти отношения с отцом детей. Думала, так будет для всех лучше: в первую очередь детям – там, куда мы ехали все-таки и садики и школы были, и папе – моих детей, как-никак он семейный человек.

Уехала я на Урал. К родному дяде. Там пришлось тяжело, дяде само собой ни я, ни племянники стали вдруг не нужны. Впрочем, когда я ехала, сильно на него и не рассчитывала, у меня были другие планы. Но я не ожидала одного, что «местные власти» так негативно отнесутся к моей проблеме.

Я купила в той деревне дом, но без документов, так как за 200-300 т с документами купить  — не было такой возможности. Устроилась на работу в совхоз на ферму, другой работы — и чтоб без прописки взяли, не нашлось. В садик детей тоже – без прописки, не брали. Как я не упрашивала местную администрацию со слезами, дать хоть временную прописку, и детям временные медицинские полюса, чтоб я хоть могла в садик их устроить во время работы. Но нет – я была там совершенно чужая.

Пишу данную статью, а поневоле накатываются слезы, как тяжело писать такие моменты. Я в то время чуть не потеряла маленького сына. Однажды пришла с работы, а он лежит в дверях с обожженной спиной, и стонет как не живой. Что-то между детьми получилось, старший обжог его кипятком.

Это было для меня шоком и неожиданностью, так как  я не верила свои глазам, как он так смог, ведь с самого рождения младшего сына, старший мне во всем помогал с ним, умел пеленать, я даже нисколько не сомневалась в нем, когда оставляла его на час, пока выходила в магазин, или еще куда по делам.  Я во всем винила только себя.

Ребенку было в то время 1,5 года. В реанимацию его привезли в тяжелом состоянии. Мне сразу врачи подложили подписать какие-то бумаги (что я даю согласие на все приводимые врачами манипуляции). Я еще переживала потому, что ведь ребенок никаких лекарств никогда не принимал, от прививок я его тоже оградила, только из-за его серьезной болезни с рождения ДЦП. И когда ему поставили первый укол, на моих же руках у него остановилось сердце и дыхание. Вы только представьте состояние матери, я бы никому такого не пожелала пережить, все что угодно, но только не это.

Слава Богу, врачи заставили биться его сердце, но дышать он сам так и не мог, подключили на искусственную вентиляцию легких. Так прошла неделя, я жила там прям в больнице, меня даже в палату не пускали. Состояние не изменялось. Врачи вызвали даже консилиум из области, о переводе его в областную больницу за тысячу километров – в Екатеринбург. Но его не смогли даже перенести в реанимационную машину – ему стало хуже, и его вернули снова в палату реанимации. Мне ничего так и не сказали – вернутся за ним или нет.

Я поклялась себе – если он не выживет, я уйду вместе с ним! И тут меня осенило – как же я забыла про церковь, Бога, только он был моей последней надеждой! Я побежала в ближайшую церковь, рассказала все священнику, он сразу быстро среагировал на мой рассказ, и сказал – его надо соборовать. До этого я слышала от людей, что если соборуют тяжело, больного – он или сразу отходит в иной свет, или поправляется.

Священник приехал в больницу, его допустили в реанимацию без проблем. Он обходил вокруг него 7 раз, кадил, молился. А я не отпускала глаза от экрана и лица малыша (голова была настолько отекшая и опухшая, в 2 раза больше футбольного мяча, это было ужасно). В какой-то момент мне  показалось, что лицо порозовело, на экране, хоть на единичку повысилась температура тела. Священник сделал свое дело, даже копейки не взяв. И сказал нужно уповать только на Бога и его милость.

Потом к вечеру мне стала звонить одна знакомая и напоминать, что у меня есть еще дети, которым я также нужна. Я была в таком состоянии, как будто меня уже в гроб рядом с малышом положили, я не чувствовала себя совсем. Но на следующий день она сама приехала, и устроила в больнице такой скандал, что пришлось ехать. На работу я уже больше не вышла.

К моему удивлению, мне сообщили явиться в администрацию и получить полюса на детей и временную прописку. Вот так вдруг, стоило только «потерять ребенка», там забеспокоились. Но было уже поздно. Мне уже и прописка была не нужна, потому что с работы я сразу же уволилась. Оставалось только ждать новостей с больницы. На второй день, после моего отъезда из больницы, когда я в очередной раз позвонила врачу, чтоб узнать о состоянии ребенка – мне сообщили, что с Екатеринбурга на вертолете перевезли малыша в областную больницу. Это уже была надежда.

Далее прошло еще 2 недели. Мне сообщили, что состояние у малыша стабилизировалось, жизни больше ничего не угрожает, и собираются отключать его от аппарата.

И знаете, я уверена на все 100%, что это Господь дал мне еще один шанс, возможно — пересмотреть свою жизнь, что-то понять. Вот так прошли 2 месяца серьезной пытки для нас обоих с малышом. Потом я забрала детей и вернулась в свой родной дом на Алтай.

В деревне пришлось все по-новому начинать. Но я об этом меньше всего переживала. Главное – малыша вытянули, все дети со мной, а это наивысшее счастье – для матери, как дети твои здоровы!

ЛюбовьИ вот сейчас думаю, а стоило ли вообще уезжать? От кого я бежала? От судьбы? От любимого человека? От человека, которого любят мои дети? Возможно, многие меня будут осуждать. Да я виновата. Но кто не без греха? И что, в Вашем понятии – что такое любовь?

Но если это даже не любовь, все-равно нельзя бежать от судьбы, а нужно решать дела на месте.

В современном мире любовью принято считать, например мы говорим: я люблю мясо, я люблю пирожное, или я люблю солнечную погоду. Наше тонкое грубое тело, соприкасаясь с данными объектами, получает наслаждение. А это не что иное, как «привязанность». Именно привязанности в нашей жизни несут нам много болезней и страданий. От привязанности мы теряем голову.

Любовь – она безусловна! В материальном мире, ее можно сравнить только — как мать любит своего ребенка.

Любовь – незнает гнева, так как любящий человек получает удовольствие — отдавая, а не требуя. На тему любви можно много чего еще писать.

Почему то многие говорят, если хочешь чтоб что-то сбылось, постоянно представляй это, и это обязательно сбудется. Иногда мне кажется, человек способен видеть свое будущее, своими мыслями, идеями он притягивает подобное.

А ведь может все эти испытания, которые мы переживаем, даются нам не случайно? Жизнь – это как учеба, работа над собой. Что-то мы должны понять, возможно — чему-то научиться, что мы так гоним от себя именно ту дарованную нам природную потребность.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: